Бухарский эмират

Буха́рский эмира́т (узб. بوخارا امرلیگی /Buxoro Amirligi; перс. امارت بخارا‎ Amārāt-i Bukhārā) — узбекское государство[1][2], существовавшее с 1756 по 1920 год в Средней Азии на территории современных государств Узбекистана, Таджикистана и части Туркмении. В его состав также временно входили территории Южного Туркестана или современного «Афганского Туркестана» и округа Туркестана в южном Казахстане. Правопреемник Бухарского ханства и часто назывался так же. Официальное название государства было Бухарское государство. Термин эмират используется в академической литературе.

Независимое государство (1785-1868, 1917-1920)
Протекторат Российской Империи (1868-1917)
Бухарский эмират
узб. Buxoro Amirligi/بوخارا امرلیگی
Флаг Бухарского эмирата Герб
Флаг Бухарского эмирата Герб
Bukhara1850.png
Бухарский эмират в 1850 году
 War flag of Khanate of Bukhara.svg
Flag of the Bukharan People's Soviet Republic.svg 
1785 — 1920
Столица Бухара
Язык(и) узбекский персидский
Религия Ислам (большинство населения), иудаизм
Денежная единица бухарская таньга (до 1895), рубль Российской Империи (официально с 1890)
Население более 2 млн чел.(узбеки, таджики, туркмены, арабы, персы, бухарские евреи, люли и др.)
Форма правления Абсолютная монархия
Преемственность
← Бухарское ханство
Бухарская Народная Советская Республика →

Бухарский эмират наряду с Хивинским ханством и Кокандским ханством являлся одним из трёх узбекских ханств в Средней Азии[1].

В 1868 году попал в вассальную зависимость к Российской империи и получил статус её протектората.

2 сентября 1920 года РККА заняла Бухару, а 8 октября была провозглашена Бухарская Народная Советская Республика, которая в 1924 году по национальному признаку была разделена между Узбекской ССР, Туркменской ССР и Таджикской АССР.

Содержание

История

Историки и каллиграфы эмирата

Основатель узбекской династии мангытов - Мухаммад Рахим-хан

Основателем Бухарского эмирата был Мухаммад Рахим (1756—1758) из узбекского рода мангыт. Заручившись согласием знати и духовенства, Мухаммад Рахим в 1756 году вступил на бухарский трон с титулом хана. По выражению одного историка того времени, «Мухаммад Рахим-хан старался все 92 узбекских рода подчинить своей власти, так чтобы у них не оставалось никакой возможности сопротивляться центральному правительству» [3]. Так началось правление новой мангытской династии. После его смерти правил его дядя Даниялбий (1758—1785). Для укрепления связей с Российской империей он отправил посольство во главе с Ирназар Максудовым, которое было принято самой Екатериной Второй.

В 1784 году в Бухаре недовольные слабостью Даниялбия горожане подняли восстание.

Правление эмира Шахмурада

После смерти Даниялбия к власти пришел его сын Шахмурад (17851800). Нововведения Шахмурад начал с того, что устранил двух коррумпированных влиятельных сановников — Давлата-кушбеги и Низамуддина-казикалона, убив их в Арке на глазах придворных. Затем Шахмурад торжественно вручил жителям Бухары тарханную грамоту, освобождавшую их от ряда налогов. Текст грамоты был вырезан на камне, прикрепленном к айвану большой соборной мечети. Взамен он учредил новый налог «джул» на содержание войска в случае войны.

За скромный образ жизни народ прозвал его Эмиром Масумом, что означало безгрешный эмир.[4]

В первый же год царствования Шахмурад провел денежную реформу, в результате которой появилась новая монетная система с совершенно иным типом монет. Монета приобрела почти что светский характер, причем это произошло в государстве, насквозь проникнутом влиянием духовенства. Шахмурад выпускал монеты в честь покойного отца Данияла. На его монетах впервые появился титул «эмир». По свидетельству Мирзы Шамса Бухари, Шахмурад не допускал, чтобы имя его упоминалось на хутбе или изображалось на монете на том основании, как говорил он, что «мы не царского рода, предки наши простые узбеки».[5]

Шахмурад упразднил роскошный двор, а вместо него учредил зал суда, где заседали сорок судей, под непосредственным руководством Шахмурада. Согласно одним сведениям, суд заседал по понедельникам и пятницам. Каждый судья имел на руках книги, написанные Шахмурадом. Можно предположить, что это были книги по юриспруденции. Труды Шахмурада до наших дней не дошли. Никто независимо от его политического и экономического положения не имел права не прийти в зал суда если был вызван туда. Присутствовали как высокие чины, так и рабы. Таким образом, амир Шахмурад провел судебную реформу. Шахмурад отменил многие налоги, кроме налогов с иностранных товаров, джизьи и закята.

Старшего сына Хайдара Шахмурад назначил правителем Карши, а 3-й сын — Мухаммад Хусейн стал править Самаркандом. Шахмурад смог возродить за 2-3 года запустевшие в годы междоусобиц медресе Бухары и Самарканда.

В 1785 году Шахмурад провел денежную реформу, начав выпускать полноценные серебряные монеты в 0,7 мискаля (3,36 г), а также унифицированные золотые монеты. Он лично возглавил судебное ведомство. Шахмурад вернул Бухарскому эмирату левобережье Амударьи с Балхом и Мервом. В 1786 году он подавил восстание в округе Кермине, затем совершил успешные походы в Шахрисабз и Ходжент. Шахмурад успешно воевал с афганским правителем Тимур-шахом, сумев сохранить за собой области южного Туркестана, населенные таджиками и узбеками.

Правление эмира Хайдара

Когда эмир Хайдар (1800—1826) получил престол от отца, весь Мавераннахр подчинялся его власти. Вступление Хайдара на престол сопровождалось распрями и массовыми восстаниями. В 1800 году восстали туркмены Мерва. Вскоре к внутренним междоусобицам добавилась война с Кокандом за Уратюбе, которое Хайдару удалось отстоять. При эмире Хайдаре политическая система представляла собой централизованную монархию, развивающуюся в сторону абсолютизма. Эмир Хайдар имел бюрократический аппарат численностью до 4 тысяч человек. Увеличилась армия. Только в Бухаре насчитывалось 12 тысяч человек постоянного войска. Ахмад Даниш сообщает, что «правление эмира Хайдара можно охарактеризовать как время беспрерывных феодальных войн, которые возникали каждые 3-6 месяцев».

По данным Ахмада Дониша, эмир Хайдар «столкнувшись с раздорами и племенными междоусобицами, усмирил старшин и глав племён и стал после этого спокойно править». Вместо узбекских вождей на государственные должности были назначены иноземцы. «На первый взгляд подобные действия казались спасительными для государства, но впоследствии они принесли очень большой вред окраинам страны, так как во время правления его сына, эмира Насрулло, эти старшины и главы племён не могли выполнять никаких обязанностей и отдавали области врагам».[6]

Эмир Хайдар как государь и полководец не отличался особым талантом. Он увлекался изучением богословия и слыл большим учёным в этой области. При дворцовой мечети в арке он открыл медресе и сам был одним из преподавателей. По каждой богословской дисциплине эмир имел до 500 учеников.

Известными историками эпохи эмира Хайдара были: Мирза Садык мунши,Мухаммед Якуб ибн Даниялбий, Мухаммад Шариф ибн Мухаммад Наки.

Эмир Хайдар поддерживал оживлённые дипломатические связи с Российской империей и Османской империей. В 1801 году его посол Мирза ходжа Сабир прибыл в Стамбул.[7]

В 1803 году бухарский посол Ишмухаммад Байкишиев был принят российским императором Александром I в Санкт-Петербурге.[8] В 1815 году бухарский посол Мухаммад Юсуф диванбеги прибыл в Санкт-Петербург, чтобы поздравить российского императора в связи с победой над Наполеоном.[9]

Хайдару наследовал его сыновья Мир Хусейн и Мир Умар, а затем Насрулла (18271860).

Правление эмира Насруллы

Опираясь на войско и союз с духовенством, Насрулла повел ожесточенную борьбу с феодальной раздробленностью, стремясь к обузданию знати. В течение первого месяца правления он казнил ежедневно по 50-100 человек. Он добивался объединения областей, номинально входивших в состав эмирата. К управлению вилоятами он привлек «безродных» людей, полностью обязанных ему. Правление Насруллы сопровождалось непрерывными войнами с Хивинским и Кокандским ханствами за отдельные пограничные территории — Мерв, Чарджуй, Уратюбе, Ходжент. Упорным было сопротивление правителей Шахрисабза и Китаба.

Насрулла выпускал монеты не от своего имени, а в честь отца или деда с их именами.

В юридических документах Насруллы помещалась надпись на узбекском языке: Абул Музаффар ва-л-мансур Амир Насраллах бахадур султан сузумиз (наше слово могущественного и победоносного эмира Насруллы).[10]

Насрулла вел жесткую борьбу против центробежных сил в лице глав родов и племен. В 1837—1845 годах большим влиянием в политической жизни Бухарского эмирата пользовался наиб и глава артиллеристов Абдусаматхан, родом из Тебриза. Абдусаматхан был первым организатором полка сарбазов и отряда артиллеристов — топчи в Бухаре. Насрулла за первые 5-7 лет правления отстранил от должностей всех воинских и гражданских лиц из династий, служивших Хайдару и другим бухарским правителям в течение 200—300 лет. «Нынешние военные и гражданские чиновники бухарские все люди безродные, низкого происхождения», — отмечали современники.[11]

Известными историками этого времени были: Мирий, Мухаммед Якуб ибн Даниялбий, Мухаммед Мир Алим Бухари, Хумули, Мирза Шамс Бухари.

Насрулла пытался расширить границы Бухарского ханства. Осенью 1841 года эмир Насрулла начав поход на Кокандское ханство, захватил Ура-тюбе и Ходжент. Согласно миру, заключенному с кокандским ханом Мухаммад Алиханом к Бухаре отошли Ура-тюбе, Заамин, Йом, а Ходжент управляемый братом Мухаммад Алихана Султан Мухаммадханом, должен был платить дань Насрулле. В 1856 году после 32-го похода Насрулла подчинил себе Шахрисабз.

По данным Джозефа Вольфа, который побывал в Бухаре в 1844 году, по инициативе Абдусаматхана были казнены несколько англичан, в частности, Чарльз Стоддарт (англ.) и Артур Конолли. Это привело к резкому охлаждению отношений между Бухарой и Британской империей.

В целом, внешняя политика Насрулла не была успешной. Особенно это касается его походов на Коканд и Афганский Туркестан. Насрулла неоднократно совершал походы на Коканд. В последний год своего правления (1860) эмир Насрулла выступил к афганской границе и даже перешел со своими войсками Аму-Дарью около Керки, но затем неожиданно повернул обратно и ушел в Бухару. Таким образом, можно считать, что в период правления эмира Насруллы борьба за Афганский Туркестан между бухарцами и афганцами закончилась победой последних, после чего названная провинция прочно вошла в состав Афганистана.

Насрулла поддерживал дружественные отношения с Россией. В 1830-х годах он неоднократно отправлял посольства в Санкт-Петербург во главе с Б.Рахматбековым. В 1841—1842 годах в Бухаре побывала миссия во главе с Константином Бутеневым. В 1857 году Насрулла отправил посольство в Россию, в составе которой был известный мыслитель Ахмад Дониш (1827—1897). В 1858 году в Бухару прибыл российский посланник Игнатьев, который смог подписать с эмиром важный договор.

Бухарский эмират под протекторатом Российской империи

Бухарский эмир Музафар в марте 1868 года объявил России газават, однако 2 мая отряд генерала К. П. Кауфмана разгромил войско эмира и русские войска заняли Самарканд. В 1863 году Музафар присвоил вдове убитого дворцовыми заговорщиками Кокандского ханства Алымбека Датки Курманжан титул датха. 23 июня 1868 года бухарский эмир признал вассальную зависимость от России. В сентябре 1873 года по новому договору Бухарский эмират признавался протекторатом России. В этот период в Бухарском эмирате впервые были учреждены ордена, например, Орден Благородной Бухары.

Степень зависимости усилилась при правлении эмира Абдулахада (1885—1910). Абдулахад ввел новые типы медалей и орденов, например, Орден Короны государства Бухары.Он возвёл свою летнюю резиденцию в российской Ялте.

Последним эмиром Бухары в 1910 г. стал Сейид Алим-хан. В начале XX века на базе движения джадидов в Бухаре возникло младобухарское движение, которое указывало на необходимость самых широких демократических реформ в Бухарском эмирате, по их мнению, погрязшем в невежестве и изнемогавшим под бременем административного произвола.

В начале ХХ века в Бухаре стала издаваться своя газета: Бухорои Шариф.

Революция в Бухаре

В 1917 году после Февральской революции в России Временным правительством России была подтверждена независимость Бухарского эмирата. В марте 1917 года младобухарцы организовали в Бухаре массовую манифестацию против эмира. В ответ последовали репрессии, множество младобухарцев перебежали в Каган.

После Октябрьской революции декретом Советской власти была подтверждена независимость эмирата.

В марте 1918 г. руководители младобухарцев решили воспользоваться помощью Красной Армии. Они уверили советский гарнизон в Кагане что в Бухаре зреет народное восстание, и выдвинули эмиру ультиматум с требованием отказа от власти во избежание кровопролития. Однако штурм Бухары не удался, младобухарцы и части Красной Армии потерпели поражение. После неудачной попытки свержения эмира был заключён мирный договор между Россией и Бухарой и повторно подтверждена независимость Бухары.

Летом 1920 года главнокомандующий Туркестанским фронтом Фрунзе пытался провести переговоры с эмиром Бухары. Требования Фрунзе были неприемлемы для эмира, и переговоры кончились безрезультатно. Красная Армия стала готовиться к походу на Бухару, а эмир — к её обороне.

30 августа 1920 года в результате операции Красной Армии Бухара была захвачена, эмир бежал в Афганистан. После захвата Бухары Красной Армией коммунистическая партия Бухары и младобухарцы, вошедшие в неё, пришли к власти. Была образована зависимая от РСФСР Бухарская Народная Советская Республика (БНСР).

Бухарское ханство и Российская империя

Эмир Хайдар с вступлением на престол неоднократно отправлял посольства в Российскую империю, например в 1803 году во главе Ишмухаммад Байкишиевым.

С водворением в Бухаре династии Мангыт отношения России с этой страной сделались довольно частыми (в особенности при Насрулла-хане).

В 1820 в Бухару было отправлено русское дипломатическое посольство под начальством Негри; принимавшие в нём участие офицеры генерального штаба и в особенности натуралисты Эверсман и Пандер значительно расширили сведения о Бухаре.

В 1834 году ориенталист Демезон прошёл из Оренбурга в Бухарское ханство и обратно, а в следующем 1835 году туда ездил политический агент Ян Виткевич, с целью добиться освобождения русских пленных. В 1841, когда аванпосты англичан, воевавших с Афганистаном, приблизились к левому берегу Амударьи, из России, по приглашению бухарского эмира, была отправлена в Бухару политико-научная миссия, состоявшая из начальника её, горного инженера Бутенева, ориенталиста Ханыкова, натуралиста Лемана и др. Миссия эта, известная под названием Бухарской экспедиции 1841, в политическом отношении не достигла никаких результатов; зато члены её издали много весьма ценных естественно-исторических и географических работ о Бухаре, между которыми особенно выдаётся «Описание Бухарского ханства» Н. Ханыкова, не потерявшее научного значения и до настоящего времени. В 1859 в Бухаре был полковник Н. П. Игнатьев.

Государственное устройство

Главой государства являлся эмир (араб. امیر‎), обладавший неограниченной властью над своими подданными.

Главным визирем эмира, управляющим государственными делами, был кушбеги, который ведал сбором налогов, руководил администрацией эмира, вёл переписку с местными чиновниками — беками (бек — букв.: повелевающий, — то же, что тюрк. бей, ср. узбек. bek). Кушбеги лично ежедневно докладывал эмиру о состоянии дел в эмирате, все чиновники назначались им, лишь высшее чиновничество назначалось самим эмиром[12].

Весь правящий класс Бухарского эмирата делился на правительственных должностных лиц светского звания — амалдаров (перс. عملدار‎) и духовных — улама (араб. ﻋﻠﻤﺎ‎). К последним причисляли ученых — теологов, законоведов, преподавателей медресе и пр. Светские лица получали чины от эмира или хана (тюрк. خان), а духовные возводились в то или иное звание или сан. Светских чинов было пятнадцать, а духовных — четыре.

Бекам, в свою очередь подчинялись диванбеги (тюрк. دیوان بیگی), ясаулбаши (тюрк. یساولباشی), курбаши (тюрк. قورباشی), кази (араб. قاضی‎) и раис (араб. رئیس‎).

Большинство населения составляло податное сословие — фукара (араб. فقرا‎). Правящий класс был представлен земельно-феодальной знатью, группировавшейся вокруг местного правителя. Этот класс при местных правителях назывался саркарда (перс. سرکرده‎) или навкар, а в период бухарского владычества — сипахи или амалдар. Помимо двух указанных классов (богатые и бедные), существовала многочисленная социальная прослойка, освобождавшаяся от налогов и повинностей: муллы, мударрисы, имамы, мирза и др.

Все население верховьев Пянджа делилось в сословном отношении на две главные категории: правящий класс и податное сословие, называемое раийат (араб. رعیت‎) или фукара. Следующей, более низкой категорией правящего класса было служилое сословие — навкар или чакар, которые выбирались и назначались миром или шахом из людей, обладавших военными и административными способностями[13].

Бухарский эмир имел неограниченную власть и управлял страной на основании правил шариата (мусульманский духовно-нравственный кодекс) и обычного права. Для ближайшего исполнения воли эмира при нём состояло несколько сановников, действующих каждый в своей отрасли управления.

Бек вносит ежегодно в казну эмира определённую сумму и посылает определённое количество подарков (ковры, лошади, халаты), оставаясь затем полным самостоятельным правителем своего бекства. Низшую ступень в администрации занимали аксакалы (белая борода), исполняющие полицейские обязанности. Беки не получали никакого содержания и обязаны были содержать себя и всю администрацию бекства на сумму, остающуюся от податей населения за вычетом денег, отправляемых эмиру.

Население платило херадж (1/10 часть урожая) натурой, танап с садов и огородов — деньгами и зякет, в размере 2½% стоимости товаров. Кочевники вносили зякет натурой — 1/40 скота (за исключением лошадей и крупного рогатого скота). Годовой бюджет достигал 5—6 млн рублей.

Административно-территориальное устройство

 
Административные центры бекств Бухарского эмирата по состоянию на начало XX века

В административном отношении эмират делился на бекства (тюрк. بیکیﮔرى):

  1. Бальджуан,
  2. Гиссар (ныне Таджикистан)
  3. Гузар (ныне Кашкадарьинская область, Узбекистан)
  4. Дарваз (c 1878, ныне Дарвазский район, Таджикистан)
  5. Каратегин (ныне Раштский район, Таджикистан)
  6. Каттакурган (ныне Самаркандская область, Узбекистан)
  7. Куляб (ныне Хатлонская область, Таджикистан)
  8. Карши (ныне Кашкадарьинская область, Узбекистан)
  9. Нурата (ныне Навоийская область, Узбекистан)
  10. Пенджикент (ныне Согдийская область, Таджикистан)
  11. Рушан (ныне Горно-Бадахшанская автономная область, Таджикистан)
  12. Самарканд (ныне Самаркандская область, Узбекистан) — c 1887 года в составе России как Самаркандская область
  13. Шахрисябз (c 1870, ныне Кашкадарьинская область, Узбекистан)
  14. Ургут (ныне Самаркандская область, Узбекистан)
  15. Фальгар (ныне Согдийская область, Таджикистан)

в которых беками сидели или родственники эмира, или лица, пользующиеся его особым доверием. Бекства разделялись на амлякдарства (араб. املاک‎), тумени и т. д.. В Каратегине насчитывалось пять амлякдарств, в Дарвазе — семь.

До последней четверти XIX в. в эмирате существовали автономные шахства, такие как Каратегин и Дарваз были независимыми шахствами, управлявшимися местными правителями — шахами (перс. ﺷﺎه‎). На Западном Памире имелось четыре шахства (Шугнан). Каждое шахство делилось на административные единицы, называвшиеся сада (перс. صده‎ — сотня) или панджа (перс. پنجه‎ — пятерка). Шугнан и Рушан делились на шесть сада каждый. Во главе каждой сада или панджа стоял аксакал (тюрк. آقسقال — старейшина).

Низшим чином сельской администрации являлся арбаб (араб. ارباب‎ — староста), обычно один на каждую деревню.

Население

По этнографическому составу население Бухарского ханства разделяется на две части, из которых к первой относятся народы тюркского поколения, а ко второй — народы иранского поколения.

население Бухарии состоит более чем из 2 млн душ. Вот так может быть [приблизительно] распределено это население: всего 2 478 000.

Узбеки — 1 500 000

Таджики — 650 000

Туркмены — 200 000

Арабы — 50 000

Персы — 40 000

Калмыки — 20 000

Киргизы и каракалпаки — 6 000

Евреи — 4 000

Афганцы — 4 000

Лезгины — 2 000

Цыгане — 2 000

Между тюркскими народами на первом месте стоят узбеки — господствующий народ, в руках которого сосредоточена власть. Узбеки делятся на роды (мангыт, кунграт, курама и т. п.), живущие в различных местностях ханства, и родовое начало играет в их жизни значительную роль. К тюркским народностям относятся также туркмены, разделяющиеся на несколько родов, из которых наиболее многочисленный, эрсари, живёт по Аму-Дарье и сарты. Эти последние, представляющие агломерат различных тюркских и иранских народностей, живут исключительно оседло, в городах и селениях, занимаются земледелием и торговлей и скорее должны быть рассматриваемы не как отдельная народность, а как известный класс городских и сельских жителей узбекского происхождения.

Кроме вышеперечисленных главных народностей Бухарского ханства, в нём живёт небольшое количество евреев, афганцев, персов, арабов, цыган, армян и другие. Арабы кочуют около Варданзи и занимаются скотоводством. Евреи живут в городах и занимаются ремёслами и торговлей, а индусы — торговлей и ростовщичеством.

Вообще, население Бухарского ханства представляет весьма разнородные, враждебные друг другу элементы, связующим звеном которых является до некоторой степени религия. Почти всё население ханства исповедует ислам, причём, тюркские народности исключительно мусульмане-сунниты, иранские же, признавая по наружному виду сунну, остаются в действительности ярыми шиитами.

По образу жизни население Бухарского ханства разделяется на оседлое, полукочевое и кочевое. К оседлым жителям относится около 65 % всего населения, которые и живут преимущественно в равнинной части ханства; сюда относятся значительная часть узбеков, городские таджики, сарты, евреи, персы, афганцы, индусы и т. д. Полукочевое население составляет около 15 %; к нему относятся отчасти узбеки, отчасти туркмены и горные таджики. Остальные 20 % составляют кочевники, живущие в степях западной Бухары, в Дарвазе и на скатах Гиссарского хребта, а именно некоторые роды узбеков, туркмен и киргизы.

В. В. Бартольд в своих записках сообщает, что[14]:

Среди новейших узбецких ханств в Бухарском настолько преобладал таджицкий элемент, что хивинский историк даже бухарское войско называет таджицким.Таджицский язык был не только государственным языком не только Бухарского ханства, но также (после 1920 г.) Бухарской Народной республики.

В.В.Бартольд О национальном размежевании в Средней Азии"

Важнейшими населёнными центрами эмирата были города Бухара, Карши, Шахрисябз, Китаб, Чиракчи, Гузар, Каракуль, Зиатдин, Хатырчи, Гиссар, Шир-Абад, Куляб, Гарм, Керки и Кермине.

Язык

В Бухарском эмирате таджикский язык был государственным языком и продолжал им быть в Бухарской республике. Он был распространен в государственном делопроизводстве и культуре[15]. Городское население знало узбекский и таджикский языки. Узбекский язык был распространён в сельской местности, поэтому, когда съезжались жители села на городской базар, то слышна была только узбекская речь[16].

В начале XIX века в Бухаре жил историк Алла Мурад Анна-бой-оглы родом из узбеков-кунгратов. В 1815—1816 гг. он написал свой труд на узбекском языке «История Огуза, Аланкоа и Шейбани»[17] В конце XIX в. Олафсен отмечал, что узбекский язык он же чагатайский, главный язык в Бухаре[18].

Производительные силы. Земледелие. Скотоводство. Промышленность. Торговля

Главными занятиями жителей Бухарского ханства являются земледелие и скотоводство, причём оседлое население в равнинной части ханства местами исключительно занимается земледелием, кочевое же и полукочевое всегда обрабатывает некоторое количество земли вблизи своих зимних становищ. Почва в большинстве местностей ханства вполне благоприятствует земледелию: лессовидные глины и супесчаный лес, почти повсеместно распространённые в стране, при достаточном орошении дают прекрасные урожаи, и если избытков земледельческих продуктов получается сравнительно немного, то это следует приписать исключительно недостатку воды для орошения полей. Жаркое и сухое лето в большей части ханства делает необходимой искусственную поливку посевов, требующую, в свою очередь, сложных и весьма обширных ирригационных сооружений. При неограниченном количестве оросительной влаги можно было бы возделать все пригодные для земледелия земли; на деле же, едва 10 % всей территории представляют культурные места; они приурочены обыкновенно к местностям богатым водой. Все проточные воды в ханстве, за исключением Аму-Дарьи, Сурхана, Кафирнигана и Вахта, утилизируются для орошения полей до последней капли, и только воды перечисленных рек, требующие больших и дорогих ирригационных сооружений, недоступных для отдельных лиц и селений, служат целям земледелия в сравнительно незначительной степени. На орошенных полях культивируются: пшеница, рис, ячмень, джугара, просо, различные бобовые растения, дженушка (люцерна), заменяющая сено, кунжут, лен на семя, хлопчатник, табак (в особенности в окрестностях города Карши), конопля, мак, марена и т. п. Одним из важнейших земледельческих продуктов является хлопок, производство которого достигает 1½ млн. пудов; из них более половины вывозится в пределы России. Так как некоторые полевые растения, благодаря высокой температуре весенних и летних месяцев, созревают очень скоро, а лето на равнине продолжается очень долго, то иногда поля засеваются вторично бобовыми и др. растениями и дают второй сбор до наступления морозов. Рис, требующий очень много воды, засевается только в местностях богатых водой, и посевы его служат наглядным мерилом обилия или недостатка в данной местности воды. Кроме орошенных полей, население распахивает на высоте от 4 до 8 тыс. футов так называемые богарные поля, которые даже в течение лета скудно орошаются дождями и росами; на таких полях сеют обыкновенно яровую пшеницу и ячмень. Весьма значительным подспорьем населению служит огородничество и садоводство, продуктами которых главным образом питается население в летнее время. В оазисах мерилом богатства и зажиточности служат сады. В садах и огородах культивируется множество сортов винограда, персиков, абрикосов (урюк), дынь и арбузов, сливы, изредка яблони и груши, а также айва, фисташник, грецкий орех, джидда, винные ягоды и тутовое дерево, доставляющее в горных частях ханства дешевую, а кое-где и исключительную пищу в виде сушеных и смолотых тутовых ягод (тут-талкан). Кроме того, разводятся: капуста, свекла, морковь, огурцы, лук, редька, стручковый перец и т. п. овощи. Сады и огороды устраиваются обыкновенно в селениях, бахчи же с дынями и арбузами встречаются и в поле. Значительные избытки земледельческих продуктов, а главным образом хлеба, получаются в долине Шаар-Сабиза, Сурхана и в Гиссарском бекстве, откуда он вывозится в город Бухару, в Керки и в Чарджуй. В общем, хлеба не хватает для продовольствия населения и недостаток пополняется ввозом его из Самаркандской области, а отчасти из Афганского Туркестана. Главными хлебными рынками являются города Бухара и Карши, второстепенными же — города Гузар, Юрчи, Денау и Ширабад. Продукты огородничества и свежие фрукты потребляются исключительно на местах производства, некоторое же количество изюма и сушеных абрикосов вывозится в Европейскую Россию и в юго-западные части Сибири.

Шелководство, имевшее ещё недавно большое значение в Бухарском ханстве, в последнее время, вследствие развития различных болезней шелковичного червя, значительно упало; количество производимого шелка в ханстве едва ли превышает 10 000 пудов.

Вследствие крайнего недостатка и труднодоступности имеющихся лесных насаждений, лес для построек, а отчасти и для топлива получается из садов; для этой цели служат тополь, тутовое дерево, различные породы тала, абрикос и т. п. Для топлива большей частью пользуются камышом, колючими кустарниками, сорными травами, стеблями джугары и кизяком, так как только при этом условии строевого леса и дров, доставляемых садами, хватает для населения.

Скотоводство развито весьма значительно в Бухарском ханстве, но не во всех местностях одинаково. В равнинной части ханства, в оазисах, где группируется оседлое население, количество скота незначительно; лишь туркмены, узбеки и киргизы, кочующие в степях западной Бухары, разводят много верблюдов и овец (каракульские овцы). Более развито скотоводство в восточной горной части Бухарского ханства, а именно в долинах Гиссарского и Алайского хребтов, в Дарвазе и т. п.; хорошие горные пастбища дают возможность населённо этих местностей держать большие стада овец, рогатого скота, коз и лошадей и снабжать остальную часть ханства вьючным, рабочим и убойным скотом, а также и лошадьми. Главными рынками для сбыта скота, лошадей и верблюдов являются города Гузар и Карши, куда стекаются купцы из равнинной части Б. и даже из русских пределов. В верхних долинах Сурхана, Вахша, Кафирнигана, в Гиссаре и на западных склонах Гиссарского хребта разводят, главным образом, рогатый скот и лошадей; в нижнем течении указанных рек, где корм хуже, разводят коз и овец, и наконец, по берегам Аму-Дарьи, в степях с тощими и жёсткими травами, разводятся преимущественно овцы и верблюды (предпочтительно одногорбые). Породистые (аргамаки, карабаиры и т. п.) и красивые лошади, которыми в прежнее время славилась Бухара, встречаются крайне редко и теряются в массе посредственных и ничем не выдающихся животных. Рогатый скот разводится для полевых работ и для молочных продуктов; мяса его жители Бухары почти не едят, предпочитая жирную и вкусную баранину, доставляемую курдючными овцами.

Промышленность в Бухарском ханстве имеет сельский, кустарный характер; фабрик и заводов не существует, и все изделия приготовляются ручным способом или на станках первобытного устройства. На первом месте по значению стоит хлопчатобумажная промышленность. Значительное количество местного хлопка перерабатывается на различные бумажные материи (бязь, алача, дака, каляма, чит и т. п.), в которые и одевается, за исключением самых богатых, почти все население Б. Из шелка получаются шелковые и полушелковые ткани (шаи, атлас, бикасаб, адряс, бенаряс и т. п.), из коих последние имеют значительное распространение. Шерсть потребляется главным образом кочевниками на войлоки (кошма), грубые сукна, ковры, мешки и т. п. Из других видов промышленности можно упомянуть производство обуви, кож, седел, сбруи, металлической и гончарной посуды, чугунных и слесарных изделий, различного рода растительных масел и, наконец, красильное дело.

Минеральные богатства Бухарского ханства, по-видимому, довольно значительны, но разрабатываются в весьма ограниченных размерах. Единственным ископаемым продуктом, добываемым в довольно значительном количестве, является соль, в долинах Куйтанг-Дарьи и Кафирнигана. Кое-где в восточной Б. разрабатываются железные и медные руды, а также производится промывка золота в притоках Аму-Дарьи; но промыслы эти по своим ничтожным размерам едва заслуживают внимания.

Значительным подспорьем для жителей некоторых частей Б. служить занятие извозом, которое, при отсутствии хороших путей сообщения, является довольно выгодным делом.

Внутренняя торговля Бухарского ханства весьма оживлена, но обороты её в общем незначительны; внешние же торговые сношения, вследствие удобного географического положения Б., весьма значительны и сосредоточиваются, главным образом, в Бухаре и Карши. С Европейской Россией торговля Б. ведётся частью старым караванным путём, через Казалинск и Оренбург, главным же образом по Закаспийской железной дороге через Узун-Ада и Астрахань. В Россию вывозится товаров (хлопок, шёлк, мерлушка, ковры и т. п.) на 12 млн руб., а привозится из России (мануфактурные товары, сахар, посуда и т. п.) на 10 млн рублей. Сношения с Индией производятся через Келиф и Кабул, а также через Герат и Мешед; с Персией — через Мешед. Из Индии привозится товаров на 5½ млн. рублей (английские ситцы и кисея, чай, шали, индиго, опиум и т. п.), а вывозится в ту сторону всего на ½ млн. руб. (шёлк, мерлушка и русские медные, железные и деревянные изделия) и то главным образом в Афганистан. Привоз из Персии равняется около ½ млн. руб., а вывоз в Персию около 2 млн руб. Общий оборот внешней торговли ханства достигает 32 млн руб., причём привоз превышает вывоз на 1½ млн. рублей. С товаров, ввозимых в Бухару, правительство взыскивает зякет в размере 2½% их стоимости; с вывозимых же из пределов ханства товаров — в размере 5 %, если экспортер находится в подданстве Б. или какого-нибудь другого государства, кроме России, и 2½%, если экспортер — русский подданный. Денежной единицей служит серебряная теньга, номинальная стоимость которой равна 20 коп.; 20 тенег составляет тиллю, золотую монету, которая в обращении встречается довольно редко.

Пути и способы сообщения

Колесных дорог в Бухарском ханстве немного, и те группируются главным образом в северной и северо-западной частях страны. Колесное сообщение производится на арбах — двухколесных телегах на высоких колёсах и с широким ходом, прекрасно приспособленных к плохим путям сообщения. Сообщение и перевозка грузов по караванным путям происходит с помощью верблюдов, по горным дорогам грузы перевозятся на ослах и вьючных лошадях. В отношении путей сообщения Гиссарский хребет разделяет ханство на 2 части; к северу и северо-западу от него сообщение и транспортировка грузов происходит на арбах и отчасти на вьюках, к югу же от названного хребта — исключительно вьючным способом, что, с одной стороны, объясняется низкой культурой этой местности, а с другой — плохими дорогами, представляющими по большей части труднопроходимые горные тропы. Почти все главнейшие пути в ханстве начинаются от города Бухары и служат для сообщения как с различными центрами в ханстве, так и с соседними странами. Важнейшие из них:

1) Из Бухары в Карши, Гузар, Денау, Гиссар до Бальджуана — 612 верст;
2) через Карши и Ходжа-Салех в Балх — 390 вёрст;
3) через Керки и Андхой в Меймене — 530 вёрст;
4) из Карши через Джам в Самарканд — 143 версты.

Кратчайшая дорога из Русского Туркестана к Аму-Дарье ведёт через Джам в Келиф — 346 вёрст, причём сообщение производится на арбах (местами с трудом); у Келифа переправа через Аму-Дарью, имеющую здесь небольшую ширину (167 саженей), но большую глубину и весьма значительную скорость течения. Из других переправ замечательны у Чушка-Гузара и Шир-Оба, ведущие в Балх, Мазар-и-Шериф и Кабул. Кроме указанных способов, сообщение по Аму-Дарье производится на пароходах Аму-Дарьинской флотилии и на лодках (каюк). Аму-Дарьинская флотилия состоит из 2 пароходов, в 530 индикаторных сил каждый, и двух железных барж, поднимающих до 10 тыс. пудов груза. Сообщение между Петро-Александровском, Чарджуем и Керки, поддерживаемое этими пароходами, неудовлетворительно; слишком большая осадка пароходов (2½ фута), переменчивый фарватер Аму-Дарьи, быстрое её течение и т. п. обусловливают медленность сообщения, а иногда даже его полную невозможность. Каюки — туземные лодки, поднимающие от 300 до 1000 пудов груза, двигаются вниз по реке на веслах и наплывом, а вверх — бечевой, причём проходят около 20 вёрст в сутки. Самаркандский участок Закаспийской железной дороги, имеющий протяжение в 345 вёрст, почти целиком находится в пределах Б. ханства, что весьма благотворно влияет на развитие торговых сношений его с Россией и Персией.

Бухарское войско

Первоначально бухарское войско состояло исключительно из всадников преимущественно узбеков, туркмен, арабов, однако в результате военной реформы 1837 года появились пехотинцы-сарбазы. Вооружённые силы Бухарского эмирата состояли из постоянного войска (лашкары) и ополчения (наукары), призываемого по мере надобности. В случае объявления священной войны (газават) на службу призываются все мусульмане, способные носить оружие.

Пехота состоит из 2 рот гвардии эмира и 13 линейных батальонов (сарбазы) пятиротного состава, всего 14 тыс. человек. Вооружение пехоты состоит из отчасти гладких, отчасти нарезных курковых ружей с ножами-штыками. Кроме того, имеется много старых фитильных и кремневых ружей. Конница состоит из 20 полков (10 тыс.) галабатырей, которые составляют собственно конницу, и из 8 полков (4 тыс.) хасабардаров, нечто вроде конных стрелков, вооружённых фальконетами по одному на двоих; всего 14 тыс. человек. Артиллерия состоит из 20-ти орудий. В городе Бухаре имеется пушечно-литейный и пороховой заводы. Содержание военнослужащим выдается частью деньгами, частью же натурой в виде известного количества батманов пшеницы. 10 тыс. человек при 14 орудиях находится в столице, 2 тыс. человек при 6-ти орудиях — в Шааре и Китабе и 3 тыс. человек составляют гарнизоны укреплённых городов: Зиаэтдина, Кармана, Гузара, Шерабада и т. п.

Список правителей

Интересные факты

Выходцы из Бухарского эмирата были основателями нескольких населённых пунктов на территории современной Омской области, в дальнейшем составившие в них основную часть населения. Так, например, потомки шейхов, среднеазиатских проповедников ислама в Сибири из Бухарского эмирата основали Казатово (Ходжа Тау).

См. также

Примечания

  1. 1 2 Uzbek khanate (англ.). Encyclopædia Britannica. Архивировано 5 августа 2012 года.
  2. Bregel, Y. (2009). The new Uzbek states: Bukhara, Khiva and Khoqand: C. 1750–1886. In N. Di Cosmo, A. Frank, & P. Golden (Eds.), The Cambridge History of Inner Asia: The Chinggisid Age (pp. 392-411). Cambridge: Cambridge University Press, p.392
  3. Академия Наук Узбекской Сср Институт Экономики
  4. Анке фон Кюгельген, Легитимизация среднеазиатской династии мангитов в произведениях их историков (XVIII—XIX вв.). Алматы: Дайк пресс, 2004
  5. О некоторых событиях в Бухаре, Хоканде и Кашгаре, Записки Мирзы-Шемса Бухари, изданный в тексте, с переводом и примечаниями, В. В. Григорьевым. Казань,1861
  6. Ахмад Дониш, Путешествие из Бухары Петербург. Душанбе, 1960, с.42
  7. Васильев А. Знамя и меч от падишаха. М., 2014, с.112
  8. Васильев А. Знамя и меч от падишаха. М., 2014, с.113
  9. Васильев А. Знамя и меч от падишаха. М., 2014, с.123
  10. Гуломов С. О некоторых подлинных документах из коллекции рукописных произведений фонда ИВ АН РУз в История и культура Центральной Азии. Токио, 2012, с.147
  11. О некоторых событиях в Бухаре, Хоканде и Кашгаре. Записки Мирзы Шемса Бухари, изданный в тексте, с переводом и примечаниями В. В. Григорьевым. Казань, 1861, с.32
  12. Управление Бухарским эмиратом в конце XIX — начале ХХ вв.
  13. Каюмова Х. А. Народная метрология и хронология таджиков Каратегина, Дарваза и Западного Памира XIX — начала XX вв. Автореф. дисс. на соиск. науч. ст. канд. ист. наук. Худжанд, 2009 (недоступная ссылка)
  14. Музаффар Олимов В.В.Бартольд О национальном размежевании в Средней Азии
  15. Бартольд В. В. Сочинения. — М.: Издательство восточной литературы, 1963. — Т. II. Ч. 1. — С. 467.
  16. Сухарева О. А. К истории городов Бухарского ханства. — Ташкент: Академия наук Узбекской ССР, 1958. — С. 77.
  17. Собрание восточных рукописей АН Узбекской ССР. Т.1. Под редакцией и при участии А. А. Семенова. Т.,1952. С.80
  18. Olufsen, O. (Ole), The emir of Bokhara and his country; journeys and studies in Bokhara (with a chapter on my voyage on the Amu Darya to Khiva). Gyldendalske Boghhandel, Nordisk Forlag. Copenhagen, London: William Heinemann, 1911, P.282-283

Литература