Селиванов, Дмитрий Алексеевич

Дми́трий Aлексе́евич Селива́нов (25 марта 1964 года, Новосибирск — 22 апреля 1989 года, там же) — советский рок-музыкант, гитарист-импровизатор из Новосибирска. Участник групп «Калинов Мост», «Путти», «Гражданская Оборона». Основатель и лидер группы «Промышленная архитектура», существовавшей с июня 1988 года до его смерти.

Дмитрий Селиванов
Seliv 03.jpg
Основная информация
Полное имя Дмитрий Алексеевич Селиванов
Дата рождения 25 марта 1964(1964-03-25)
Место рождения Новосибирск, СССР
Дата смерти 22 апреля 1989(1989-04-22) (25 лет)
Место смерти Новосибирск, СССР
Страна Flag of the Soviet Union.svg СССР
Профессии рок-музыкант, гитарист
Годы активности 1983 — 1989
Инструменты Электрогитара, электроскрипка, саксофон, труба
Жанры Панк-рок, Пост-панк, New wave
Коллективы «Промышленная архитектура», «Гражданская оборона», «Калинов мост»
Лейблы UR-REALIST
selivanov.lenin.ru

Содержание

Творчество

Проявил интерес к гитаре с одиннадцати лет. Начал свою творческую деятельность в 1979 году. В начале 1980-х играл в группе «Присутствие». Вместе с Дмитрием Ревякиным в 1984 в Новосибирске основал группу «Здоровье», просуществовавшую около года. После этого Ревякин создал группу «Равноденствие», в 1986 году переименованную в «Калинов мост». Гитаристом группы снова стал Дмитрий Селиванов, однако из-за разногласий с Ревякиным он вскоре покинул «Калинов мост». Примерно в то же время в качестве лидер-гитариста участвовал в группе «Путти». В середине 1980-х вместе с Николаем Катковым (Кока) играл в проекте «Димакок», который представлял собой авангардную и экспериментальную музыку. Селиванов играл на трубе (в песне «Районный депутат»), на скрипке (в неопубликованной композиции «На красном утесе»), накладывал вокал на мелодию из фильма «Кабаре» («Дается план») и пел несколько блюзов на английском языке. Сотрудничая с Катковым, Селиванов пытался взять «ортодоксальное мышление среднего советского человека и довести все эти заплесневелые идеи до некой степени абсурда — то есть играть совершенно страшную, монотонную музыку». Реализация подобных планов просматривалась в композиции «Конституция», в которой Селиванов ровным голосом читал отдельные положения из Конституции СССР (право на свободу вероисповедания, неприкосновенность жилища, тайну переписки).

Селиванов участвовал в группе «Шифер», образовавшейся в Новосибирском Академгородке. Сотрудничал с Дмитрием Радкевичем в 1985-86 годах. В апреле 1988 года знакомится с проектом «Коммунизм» Егора Летова, Олега Судакова и Константина Рябинова. Песня Flying Home (The Birds of Paradise), исполненная Селивановым, вошла в альбом «Хроника пикирующего бомбардировщика» (1990). Весной 1988 года Селиванов играл в «Гражданской обороне» с Егором Летовым и Янкой Дягилевой, затем в июне создал собственный проект «Промышленная архитектура», который, по его замыслу, должен был играть музыку, представляющую собой смесь индастриала и пост-панка. Состав группы на момент участия в ней Селиванова был таким: Олег Чеховский — бас, Ринат Вахидов — ударные, Евгений Скуковский — клавишные. В «Промышленной архитектуре» Селиванов писал музыку и тексты, пел и играл на гитаре. Единственный альбом группы получил название «Любовь и Технология» (был издан только в 2001 году, до того имел неофициальное хождение на аудиокассетах). После смерти Дмитрия Селиванова «Промышленная архитектура» продолжила своё существование под именем «Мужского танца».

Самоубийство

Вечером 22 апреля 1989 года Дмитрий Селиванов пришёл в здание НЭТИ в гости к группе «А’МБЕ», которая репетировала в одной из комнат, где-то около семи вечера он поднялся, сказал странные слова: «Ну ладно, у меня тут ещё делo в конце коридора» и вышел, прихватив с собой шарф. Повесился на трубе. 3 июня 1989 года в ДК Чкалова состоялся концерт, посвященный его памяти, на котором выступали «Гражданская Оборона» и Янка Дягилева.

 Я приехал в Новосибирск, остановился у Димки Лукича, и каким-то совершенно мистическим для меня образом — в то же самое утро, 22 апреля, позвонил Селиванов Кузьме, передал привет, естественно, наметили стрелку, где можно встретиться, договорились на вечер, поприветствовали друг друга и, естественно, расстались. А днём поехали по делам, часа в три ехали в Академгородок, покупали пластинки, был хороший знакомый Слава Исаев — у него была хорошая коллекция, ехал я, Кузя, добирались туда, гуляли по лесу, а вечером добрались обратно — и тут вдруг узнаём, что Селиванов умер, позвонил Чеховский. Дальнейшая история носит ещё более мистический характер, мы попытались с Димой узнать и узнали, что никаких ярких особенных предпосылок для того, что произошло, в общем-то, не было. То есть он справился в этот момент с какой-то лёгкой депрессией, мечтал съездить в Омск, имел большие замыслы в отношении и литературы, и музыки, и собственно говоря, очень радостно попрощался с матерью, и пошёл на ту самую точку в НЭТИ, где всё это произошло. Впоследствии мы попытались узнать, может, какой-то человек попался, может, какая-то ссора, конфликт, но ничего мы так и не узнали…[1] 

Смерть Селиванова упоминается в песне «Вершки и корешки» Егора Летова того же года: «Музыкант Селиванов удавился шарфом»[2]. Похоронен на Клещихинском кладбище города Новосибирска.

Примечания

Ссылки